Главная » Новости » "Новые Известия": У трех нянек

"Новые Известия": У трех нянек

09.09.2013

В скором времени контроль над системой госзакупок в России должен усилиться. Во всяком случае, именно эту цель преследует постановление, подписанное премьер-министром Дмитрием Медведевым и определяющее полномочия федеральных органов исполнительной власти в области госзакупок. Документ стал результатом компромисса между Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службой (ФАС), длительное время боровшихся за контроль над сферой, на которую ежегодно выделяется свыше 5 трлн. рублей. Победить зло планируется путем объединения усилий трех ведомств, функции одного из которых – Рособоронзаказа – будут значительно расширены. Впрочем, специалисты сомневаются в успехе этого эксперимента.

Напомним, что изменения в системе контроля над госзакупками вводит федеральный закон «О контрактной системе…», вступающий в силу в январе будущего года. Постановление, подписанное Медведевым, регламентирует данный процесс. В частности, оно предусматривается наделение МЭР функциями по регулированию контрактной системы. ФАС и Федеральная служба по оборонному заказу РФ (Рособоронзаказ) в документе определяются как федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление контроля в сфере закупок, а также на согласование и применение закрытых способов определения поставщиков.

Дискуссия, где оппонентами выступили Федеральная антимонопольная служба, детищем которой является ныне действующий 94-ФЗ, определяющий процедуру госзакупок, и Минэкономразвития, разработавшее альтернативный законопроект, началась еще в 2010 году. Каждое из ведомств пыталось перетянуть надзорные функции на себя. Победу удалось одержать МЭР, однако ФАС также частично отстояла свои интересы, о чем свидетельствует ее вхождение в «триумвират».

Что касается Рособоронзаказа, то в постановлении отдельно оговаривается, что на него возлагается «осуществление контроля в сфере государственного оборонного заказа и закупок для обеспечения федеральных нужд, которые не относятся к оборонному заказу, но сведения о которых составляют государственную тайну, а также на согласование применения при этом закрытых способов определения поставщиков, подрядчиков, исполнителей». Усиление функций Рособоронзаказа после вскрытых в Минобороны злоупотреблений и стоивших поста экс-министру военного ведомства Анатолию Сердюкову выглядит вполне логичным.

Однако особой ясности в сфере борьбы против коррупции в госзаказе соединение усилий трех ведомств не вносит. Действительно, до сих пор не очевидно, что новая контрактная система, которая придет на смену 94-ФЗ, окажется более эффективным заслоном на пути коррупционеров. Кроме того, между самими участниками надзора ранее уже неоднократно возникали разногласия. Например, еще недавно со стороны ФАС звучали заявления, что «документ от Министерства экономического развития не выдерживает никакой критики». Антимонопольщики настаивали, что большая часть закупок должна осуществляться через электронные аукционы, Минэкономразвития же поддержало конкурсы. В новой редакции МЭР последнее требование осталось неизменным. Однако в результате найденного компромисса по разделу сфер надзора над госзаказом «на троих», эти возражения пошли на спад.

«В условиях бюрократической вертикали это единственное, хотя и не лучшее решение проблемы, когда несколько конкурирующих ведомств будут приглядывать друг за другом, – сказал «НИ» политолог Дмитрий Орешкин. – Однако это не дает ответа на главный вопрос – кто будет контролировать сами эти ведомства? Процедура общественного контроля над госзакупками сейчас отсутствует». Ведущий экономист Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов предположил в беседе с «НИ», что договориться с тремя ведомствами вместо одного коррупционерам будет сложнее. «Кроме того, сами ведомства будут теперь доносить друг на друга», – предположил эксперт.

Нововведения также поддержал генеральный директор Национальной ассоциации институтов закупок и портала Fabrikant.ru Сергей Габесто. «До сих пор полномочия в отношении контроля госзакупок были размыты между Минэкономразвития, Минфином и Федеральной антимонопольной службой. На пользу делу это точно не шло, – сказал собеседник «НИ». – Считаю правильным, что регулятором контрактной системы стало именно Минэкономразвития. Ведь ФАС – это прежде всего контрольный орган, который не может отвечать за развитие всей системы».

Тем не менее директор Центра развития конкурентной политики и государственного заказа РАНХиГС Елена Агапова уверена, что новая система контроля практически ничего не меняет с точки зрения борьбы с коррупцией. «Принятие данного постановления правительства не изменяет существующего порядка распределения функций между данными ведомствами, поскольку функции контроля по размещению заказа остались за ФАС России, в рамках закрытых процедур – за Рособоронзаказом, – пояснила «НИ» эксперт. – Минэкономразвития РФ осуществляет функции по регулированию контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Как и было урегулировано 94-м федеральным законом ранее».

Между тем проверка, проведенная недавно Счетной палатой, показала, что большинство особо крупных – на сумму свыше 1 млрд. рублей – госконтрактов заключается и реализуется в «серой» зоне правоприменительной практики и закупочных технологий, а более 70% контрактов размещается вне конкурентных процедур посредством заключения договора с единственным поставщиком. Что создает благоприятную среду для коррупции.

Сергей Путилов, "Новые Известия"

 

 

 

 

 

Нормативные документы

22.11.2015 Постановление Правительства РФ от 11.11.2015 N 1217

Перечень товаров, работ и услуг, закупка которых осуществляется в электронной форме, изложен в новой редакции

22.11.2015 Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 N 1236

Правительством РФ установлен запрет на госзакупки иностранного программного обеспечения, действующий с 1 января 2016 года