Главная » Новости » Опасности ФКС: мнимые и реальные

Опасности ФКС: мнимые и реальные

27.11.2013

Со своим мнением о вступающим в силу с 1 января 2014 года закона № 44-ФЗ с нашей редакцией поделился Владимир Смирнов, д. э. н., профессор, зам. директора ИМЭИ, зав. кафедрой госзакупок ГУ-ВШЭ.

К его глубокому сожалению, новый 44-ФЗ оказался хуже плохого 94-го. Позитивной новизны в 44-м, по мнению Владимира Смирнова, в части размещения (осуществления) заказов почти нет. Такое отношение профессора к 44-ФЗ основывается не только на собственных знаниях, но и на данных социологических опросов – только четверть специалистов по закупкам верят, что польза от нового закона возможна: «Думаю, это как раз те, кто этот закон еще не читал, либо плохо знаком с давно сложившимися в мире стандартами закупок. Иначе не было бы и их» – заключил В. Смирнов.

Фактом же является то, что, начиная с 94-го закона, Россия блуждает в стороне от общепризнанного стандарта закупок.

Цели, средства, способы закупок грубо искажаются во имя решения ложной задачи допуска к общественным закупкам неквалифицированных участников, т.е. фактически для поощрения государством непрофессионализма российских поставщиков. И это в условиях вступления России в ВТО.

Результатом очевидных ошибок является сплошной негатив:

  • снижение даже формальной конкуренции и, особенно, участия в закупках квалифицированных поставщиков;
  • снижение качества закупаемой государством продукции;
  • необоснованный рост закупочных цен и содействие инфляции;
  • снижение эффективности бюджетных расходов и угрожающий рост коррупции в сфере закупок.

Ни одного позитивного довода в пользу отступления от стандартов закупок никто не приводил. Тем не менее, и 94-ФЗ, и 44-ФЗ, и все документы в их развитие это сплошное отрицание стандартов.

Обращаю внимание также вот на что. Одна из аксиом теории управления заключается в необходимости разделения полномочий нормотворчества, исполнения и контроля. Когда контролирующий орган подключается к нормотворчеству, он начинает творить «под себя» для удобства и простоты контроля. Закон 94-ФЗ фактически безраздельно был написан ФАСом. В результате он крайне затруднен для исполнения и почти идеален для примитивного контроля, изобилуя бесчисленными цифрами, сроками в календарных и рабочих днях, пороговыми и другими величинами.

При таком законе ФАС может формировать штаты проверяющих из кого угодно. Понимание проблем закупок для них вовсе не обязательно. Достаточно, чтобы проверяющие умели читать, писать и считать: нарушил заказчик сроки размещения на официальном сайте информации о размещении заказов путем проведения торгов более чем на два рабочих дня – получи штраф.

То есть насколько рационально и эффективно будет удовлетворена нужда заказчика так называемый закупочный закон не интересует. Главное – соблюсти надуманные сроки, не имеющие никакого отношения к стандарту закупок, но очень удобные для проверяющих.

Например, в ТЗ ЮНСИТРАЛ 2011 года вообще нет ни одной цифры. Тем не менее, это международно признанный стандарт закупок. В 44-ФЗ видна не только рука ФАСа и с цифрами здесь немного полегче. Но с отрицанием стандартов все как в 94-ФЗ. Стандартные процедуры закупок шлифовались в мире не один десяток лет. Прежде всего, как оптимальный путь достижения цели закупок. Одновременно решались и другие задачи, в т.ч. повышения квалифицированной конкуренции, противодействия коррупции.

Пренебрежение стандартными процедурами уже само по себе большой негатив, благодатная почва для того, чтобы слово и дело двигались в разные стороны.

В частности, отступление от стандартных процедур якобы для еще большей конкуренции, еще большей борьбы с коррупцией – верный “признак айсберга”: на поверхности как бы борьба за конкуренцию, а под водой на 4/5 совсем наоборот – прямое содействие коррупции, ибо ее главный источник неквалифицированный участник. По мнению В. Смирноа 94-ФЗ и 44-ФЗ – те самые айсберги, стоящие на страже неквалифицированной конкуренции, крышующей коррупцию. Справедливости ради отметим, что Владимир Смирнов ругает не только 44-ФЗ, но у него масса претензий также и к 94-ФЗ. Так, своей статье восьмилетней давности о 94-ФЗ под названием “Антинаучен и антипрактичен!” он критиковал 94-ФЗ точно также, как сегодня критикует и 44-ФЗ, предъявляя одни и те же претензии:

  1. Непонимание истинной цели закупок.
  2. Отказ от квалифицированного поставщика (обладающего необходимыми ресурсами, опытом, репутацией) по общему правилу.
  3. Отсутствие стандартных процедур предквалификации, квалификации и постквалификации.
  4. Ошибочный набор способов закупок, а те из известных способов, что формально представлены – с грубыми отступлениями от стандарта (открытый конкурс, двухэтапный конкурс, котировки, запрос предложений, единственный источник и др.).
  5. Отсутствие селективных процедур для случаев с потенциально большим числом участников (стандартных торгов с ограниченным участием). Отсутствие общепризнанных особых способов закупки интеллектуального продукта, НИОКР: запроса предложений (в двух конвертах) без проведения переговоров; запроса предложений с проведением диалога; запроса предложений (в двух конвертах) с проведением последовательных переговоров, начиная с победителя технической части предложения; нормального двухэтапного конкурса. А что в 44-ФЗ? Конкурс с ограниченным участием – тот же конкурс в 94-м понимании с добавлением предквалификации; двухэтапный конкурс – так же опирается на 94-й открытый конкурс, абсолютно несоответствующий стандартам.
  6. В 44-ФЗ воспроизведен из 94-го закона ошибочный институт начальной (максимальной) цены, который заимствован ФАСом из противоположной сферы продаж и ориентирован на то, чтобы привносить идеологию аукциона во все способы закупок (конкурс, котировки и др.).
  7. В 44-ФЗ открытый конкурс ошибочно не является основным способом закупок и не соответствует стандартам.

В нем искажены все конкурсные процедуры:

  • начальная (максимальная) цена, искажающая конкурс под аукцион;
  • искажение процедур подготовки заявок.В частности, умалчивается право заказчика на проведение встречи с участниками на этапе подготовки конкурсных заявок (если конкурсная документация не вполне конкретна);
  • нет права на “частичную поставку” по общему правилу;
  • нет права на “альтернативную заявку” (вопреки объявленному курсу на модернизацию, инновации и пр.);
  • искажение процедур подачи и вскрытия заявок. Процедура подачи «наехала» на процедуру вскрытия, отчего пострадали обе из них. Первая утратила конфиденциальность, вторая обрела ненужную хаотичность;
  • искажение процедур рассмотрения и оценки. Ошибочные 20 дней на рассмотрение и оценку заявок. По стандарту определение подобных сроков является исключительной компетенцией заказчика. Эти сроки напрямую зависят от конкретного объекта закупки и от количества предполагаемых участников, с одной стороны, и разумных сроков обеспечения заявок – с другой;
  • туманность критериев и их доморощенных весовых значений;
  • отсутствие внятного порядка оценки заявок, который уходит в подзаконную область (ст. 32, ч.8 44-ФЗ).

Можно назвать еще множество очевидных отступлений от стандарта. Одним словом, не стандартный открытый конкурс, а конкурс в 94-м понимании.

Позитивные идеи в вопросах формирования и исполнения заказов в 44-ФЗ, по мнению Владимира Смирнова, есть, но в этом законе они бесполезны, т.к. смогут заработать только на базе стандартной идеологии размещения заказов, т.е. когда будет выучена, наконец, «таблица умножения» закупок.

Источник: www.boi-mt.ru

 

 

 

 

 

 

Нормативные документы

22.11.2015 Постановление Правительства РФ от 11.11.2015 N 1217

Перечень товаров, работ и услуг, закупка которых осуществляется в электронной форме, изложен в новой редакции

22.11.2015 Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 N 1236

Правительством РФ установлен запрет на госзакупки иностранного программного обеспечения, действующий с 1 января 2016 года